Анастасия Деева: "Почему не стоит пугать маленьких украинцев людьми в полицейской форме»

К началу учебного года mama.ua публикует интервью с заместителем министра внутренних дел по вопросам евроинтеграции Анастасией Деевой о том, как МВД планирует реформировать систему защиты детей, о современной технологии поиска пропавших детей в Украине, и почему не стоит пугать малышей полицией.

Интервью с Анастасией Деевой

– Анастасия, почему МВД стало настолько активным в вопросах защиты детей именно сегодня?

– Всего за 7 месяцев этого года от противоправных действий в Украине пострадало более 3,5 тысяч детей, при этом почти каждый третий ребенок младше 14 лет. К сожалению, такую грустную статистику мы наблюдаем уже не первый год. Сегодня вопрос защиты детей является одним из приоритетов Министерства. Мы стремимся создать новую комплексную систему, в основе которой – дружественное отношение к ребенку. Ведь без четкого понимания психологии ребенка, умения коммуницировать с ним и быть толерантными к его проблемам у нас ничего не выйдет.

Во многих странах мира (США, Канада, Швейцария, Нидерланды, Эстония, Литва и др.) в структуре полиции созданы отдельные подразделения, сотрудники которых имеют специализированную подготовку и занимаются исключительно вопросами, связанными с защитой детей, профилактикой детской преступности и расследованием преступлений, в которых дети являются потерпевшими или подозреваемыми.

Именно такую самостоятельную структуру, имеющую необходимые навыки и эффективные инструменты для работы с детьми, мы сегодня стремимся создать в нашей полиции. Я убеждена, что «ключ к успеху» в этой деятельности – это, в первую очередь, профессиональное образование и современная подготовка. Уже скоро с нашими партнерами из ЮНИСЕФ и Agriteam Сanada мы запускаем масштабный проект, цель которого – модернизация системы подготовки полицейских, работающих с детьми, и приведение ее в соответствие с международными стандартами.

Полиция дружественная к детям

– Но вопросами детей занимается не только полиция. Сотрудничаете ли вы с другими государственными органами и организациями?

– Конечно. Мы активно и плодотворно сотрудничаем с Минюстом в направлении правосудия для несовершеннолетних – продолжается работа над разработкой проекта Закона о ювенальной юстиции. Также мы сотрудничаем с недавно созданными Центрами ювенальной пробации, которые занимаются реинтеграцией детей в конфликте с законом. Уже за этот год дети совершили 4313 криминальных правонарушений. Но если ребенок в 14 лет попадает в тюрьму и выходит оттуда в 18, то кем он станет после этого? Я считаю, что каждый ребенок заслуживает на второй шанс. В Центрах пробации они этот шанс получают.

Мы также очень верим в наш проект «Школьный офицер полиции», который реализуется совместно с Министерством образования. Сейчас проект работает в 4 городах Украины, а с октября мы запускаем его еще в 5. За каждой школой закреплен соответствующе подготовленный офицер патрульной полиции, который не просто учит детей правилам безопасности, но и активно принимает участие в их жизни, помогает избегать проблем с законом и проводит первичную профилактику. Также с 1 сентября усиленное внимание полиция обращает на детей, которые по разным причинам е смогли сесть за парты – эта категория требует особенного подхода.

Как показали результаты пилотной фазы проекта ШОП, 96% работников образования выразили одобрение по поводу наличия офицеров в школах, но самое главное, что такое же мнение имеют 97% опрошенных родителей. Это не только стимул идти вперед, но и понимание того, что мы все делаем правильно.

– Конечно, школа – это важно. Но когда ребенок возвращается домой и видит негативный пример в семье – как с этим работать?

– Тут важно понимать, что профилактика – это комплекс мер, и он действительно начинается с семьи. Насилие в семье – это чрезвычайно табуированная для украинцев тема. Если ребенок стал свидетелем или жертвой домашнего насилия, то в 99% случаев будет наследовать такую модель поведения в будущем. Поэтому мы уделяем много внимания тому, чтобы полиция занималась профилактикой домашнего насилия и надлежаще реагировала на него. В рамках этого подхода недавно мы создали мобильные группы, которые называем «ПОЛИНА» – полиция против домашнего насилия. Также диспетчеры «102» прошли обучение по идентификации этих случаев и коммуникации с детьми. Например, в Мариуполе после тренингов наши сотрудники умеют до 30 минут поддерживать на линии связь с ребенком, который стал свидетелем или жертвой насилия. В школах, где уже работают ШОПы, ребенок может лично обратиться к своему школьному офицеру и сообщить о таком случае.

Полиция против насилия над детьми

Однако сегодня мы сталкиваемся с серьезным препятствием на пути борьбы с домашним насилием. Отсутствие внутреннего законодательства, в частности, Закона о предотвращении и противодействии домашнему насилию, ограничивает возможность эффективного реагирования на случаи насилия в семье. В то же время следует понимать, что для предоставления эффективной защиты потерпевшим нужна, в первую очередь. Инфраструктура на местах: места, где ребенок может получить социально-психологическую и физическую реабилитацию. Поэтому специальную подготовку должны также проходить и соцработники, и медики, и школьные психологи, а также прокуратура и суды.

Приведу положительный пример Исландии, где функционирует система Вarnahus. Это безопасные социальные квартиры, в которые привозят детей, переживших домашнее или сексуальное насилие. Эти квартиры конфиденциальны. И ребенок там находится в домашней атмосфере, с ним работают профессиональный психолог и медработник, способные оказать всю необходимую помощь. Кроме того, в такой дружественной для ребенка обстановке может быть проведено интервью и дистанционное заседание суда, что позволяет избежать повторного травмирования ребенка. Похожие комнаты есть и в Украине, называются они «зелеными». В Киеве таких функционирует три, и одна – в Харькове. Действительно, комнаты обустроены по международным стандартам. Однако беседа, которая записывается там с жертвами, хоть и прилагается к криминальному производству, но в наших судах такие видео не являются доказательством. Поэтому для того, чтобы модель Вarnahus заработала у нас и была действительно действенной, нужно, в первую очередь, существенно доработать украинское законодательство.

– Недавно всю страну потрясла история пропавшей 6-летней девочки из Донецкой области. Есть ли у вас возможности для быстрого реагирования на такие случаи?

– Эта история шокировала нас всех. Тогда на поиски ребенка были брошены все силы: полиция, общественность, гвардейцы, госслужба по чрезвычайным ситуациям. К сожалению, мать ребенка очень поздно сообщила о ее исчезновении, поэтому наши усилия оказались напрасными – девочку нашли жестоко убитой.

В течение этого года в полицию поступило 4273 сообщения о без вести пропавших детях. Обычно около 85% пропавших детей удается найти в течение первых суток. Но остаются те страшные 15%, кого часто так и не удается разыскать, или, если и удается, то уже не живыми. В таких случаях время играет против нас, потому ключевую роль тут играет взаимодействие правоохранительных органов и общества.

Например, в США благодаря такому взаимодействию найти ребенка удается всего за несколько часов после получения сообщения о ее исчезновении. Там функционирует система оповещения Amber Alert, когда общество, полиция и СМИ обмениваются оперативной информацией. Каждый гражданин, который подключен к системе Amber Alert, получает сообщение с описанием пропавшего ребенка, подозреваемого и его автотранспорта, и может сразу же отреагировать на него, связавшись с полицией.

Сегодня мы тоже работаем над похожим алгоритмом. Национальная полиция совместно с Киевстар запускает пилотный проект системы информационного сервиса по розыску пропавших детей в Киеве. О ней подробнее мы писали в статье ««Поиск детей» позволит искать пропавших всем миром». Услуга, которая работает на базе SMS-сообщений, поможет правоохранительным органам Украины оперативно оповещать о пропавших детях абонентов Киевстар, которые могли находиться неподалеку от места исчезновения.

Последовательность действий будет следующей. Родители обращаются в полицию с информацией о пропаже ребенка. Сотрудники полиции, предварительно получив согласие родителей, обращаются к мобильному оператору с просьбой помочь в распространении информации. И всем абонентам, предположительно находившимся возле места происшествия в указанное время, будет отправлено SMS-сообщение с информацией о ребенке, обстоятельствах его исчезновения, ссылкой на фото на сайте, а также контакты полиции, куда могут обращаться потенциальные свидетели, желающие помочь в поисках.

На текущий момент к услуге подключены все абоненты Киевстар, пребывающие в Киеве в течение последних трех месяцев. Если пилотный проект даст хорошие результаты, тогда есть шансы масштабировать его на всю территорию страны.

– И напоследок, что вы посоветуете родителям, у которых пропал ребенок?

– Во-первых, необходимо сообщит полиции о случае исчезновения ребенка в течение первых двух часов. Во-вторых, если произошла такая ситуация, вы всегда можете передать информацию о пропавшем ребенке Службе розыска детей «Магнолия» по номеру 116000. Если такая беда произошла с вами и вашими детьми за границей, обращайтесь по единому европейскому номеру 116111 и обязательно проинформируйте местную полицию. Для того, чтобы предотвратить такие случаи, общайтесь со своими детьми и интересуйтесь их жизнью. Приучите их к тому, что они всегда могут обратиться за помощью по номеру 102. Никогда не пугайте ребенка полицией. Мы хотим, чтобы ваши дети обращались в полицию, когда им страшно или они оказались в опасности, а не убегали от людей в форме. Полиция всегда готова прийти на помощь.

Читайте также: