Крисси Тейген о послеродовой депрессии: «Я не понимала, почему я такая несчастная»

Звезда Sports Illustrated рассказала о страшном периоде, с которым столкнулась после рождения дочери.

Послеродовая депрессия у звезд

В новом выпуске журнала Glamour поклонников Крисси Тейген, а вместе с ними и большинство женщин ждет сюрприз – откровенное интервью, в котором модель рассказывает о том, как изменилась жизнь, после того как она и ее муж Джон Ледженд стали родителями дочери Луны в апреле прошлого года. А рассказать действительно есть о чем, так как Крисии, как и многие молодые мамы, столкнулась с послеродовой депрессией, которая в корни изменила ее привычную жизнь.

«Подъем с постели дня меня был болезненным. У меня болела поясница, плечи и даже запястья. У меня пропал аппетит. Я два дня могла ничего не есть, а вы знаете, какая я обжора на самом деле» – рассказывает модель.

Помимо физического, изменилось и психологическое состояние знаменитости – она стала более эмоциональной и капризной: «Я не могла общаться с людьми на прежнем уровне. Однажды, сидя в халате в гримерке, в то время, как мне делали прическу и наносили макияж, один из членов команды постучал в дверь и начал задавать вопросы, типа: «Крисси, ты знаешь слова этой песни? Крисси, тебе нравятся эти кошачьи ушки?». В свою очередь, я отвечала: «Мне все равно, делайте что хотите». Когда он ушел, я расплакалась. Я не могла понять, почему я так несчастна. Я думала, что это усталость, и возможно, я уже не буду такой, как раньше».

Тейген призналась, что стала вести затворнический образ жизни и могла не выходить из дома в течение нескольких дней: «Когда мне не надо было идти на съемки, я просто не выходила из дома. Я действительно проводила все время взаперти и о том, что на улице идет дождь, я узнавала после того, как люди заходили в дом промокшие. У меня были закрыты все ставни. Большинство дней я провела лежа на диване, и лишь изредка мне хватало сил на то, чтобы подняться наверх и лечь в свою кровать. Джон ложился спать на диване рядом со мной, и так было несколько дней подряд. Я хранила свою одежду и вещи в кладовой на первом этаже, для того, чтобы лишний раз не подниматься наверх, когда Джон был на работе. Было много моментов, во время которых меня одолевали слезы».

Доведенная до отчаяния, Тейген вместе с мужем отправилась на прием к специалисту: «Джон сидел рядом со мной. Я посмотрела на врача и на моих глазах выступили слезы. Я так устала от постоянной боли, от ночей, проведенных на диване, от постоянного недосыпания и от отсутствия радости жизни. Я не видела своих друзей и не имела сил даже на то, чтобы выйти на прогулку со своим ребенком. Мой врач задал мне ряд вопросов, на которые я дала положительные ответы, после чего мне был поставлен диагноз: послеродовая депрессия и тревожность».

В борьбе с приобретенным расстройством, Тейген получала мощную поддержку со стороны мужа: «Он был очень сострадательным, терпеливым, любящим и понимающим. Джон был невероятным за последние девять месяцев, ему приходилось постоянно давать мне лекарства и наблюдать реалити-шоу со мной в главной роли. Он серьезный парень и не может похвастаться таким чувством юмора как у меня, но ему пришлось выйти на новый уровень ради того, чтобы поднять мне настроение. Он делал все, чтобы увидеть в моих глазах счастье и радость».

Крисси объяснила, почему именно сейчас, когда ее дочери скоро исполнится год, она решила рассказать о пережитом: «Послеродовая депрессия необъяснима и неконтролируемая. Это одна из причин, по которой я так долго не решалась об этом говорить. Я рассказываю это сейчас, потому что я хочу, чтобы люди знали, что может случиться с каждым и я не хочу, чтобы люди, которые с этим столкнулись, чувствовали себя неловко или переживали это в одиночестве. Я не пыаюсь сделать вид, что я знаю все о послеродовой депрессии, потому что она может проявляться по-разному. Но, одна вещь, которую я знаю точно – об этом нужно говорить открыто. Это помогает».

Несмотря на то, что пришлось пережить Крисси Тейген, она не оставляет желания расширить свою семью.